Война технологий. Как Google и Microsoft пытаются догнать Amazon на триллионном рынке облачных хранилищ

Неизвестно, кто из гигантов выйдет победителем из облачных войн, но сейчас от их конкуренции больше всего выигрывают клиенты

Война технологий. Как Google и Microsoft пытаются догнать Amazon на триллионном рынке облачных хранилищНесколько месяцев Google искал человека, который помог бы компании совершить самый амбициозный марш-бросок со времен, когда Ларри Пейдж и Сергей Брин начали размещать рекламу в своем поисковике, и все это время постоянно всплывало имя Дианы Грин. Грин, которую мало кто знает за пределами Кремниевой долины, — легенда технологического мира. Ей 61 год, у нее тихий голос, приятная улыбка и мягкие черты лица. Однако во взгляде заметна жесткость. Так же, как основателей Google, Грин отличают большие амбиции, инженерный склад ума и предпринимательский дар. В том году, когда Пейдж и Брин бросили Стэнфорд, чтобы основать Google, Грин, ее муж Мендель Розенблюм — известный ученый и профессор Стэнфорда — и три их соратника создали компанию VMware, которая совершила революцию в удаленном управлении корпоративными данными с помощью технологии виртуализации. За 10 лет, пока Грин была гендиректором компании, она создала бизнес, который на пике оценивался в $49 млрд, и завоевала уникальную репутацию эксперта по компьютерным технологиям и безупречного менеджера. В 2012 году в знак высокой оценки ее статуса в отрасли Пейдж предложил Диане Грин место в совете директоров Google.

На правах члена совета Грин рассказывала руководителям Google об упущенных возможностях в сфере облачных хранилищ. Идея, что компьютерные мощности можно предоставлять в аренду компаниям, витала в воздухе, и Google без особого энтузиазма занимался этим с 2008 года, когда впервые позволил стартапам создавать приложения на базе своей разветвленной сети дата-центров. Однако в компании не уделяли этому направлению достаточно внимания.

В следующем десятилетии начался лавинообразный рост облачных технологий. Сначала новая поросль стартапов — Airbnb, Instagram, Pinterest и др. — выстроила часть операций на внешних облачных серверах. Потом начали переносить свои приложения в облако крупные корпорации, такие как GE, NBC и Shell. Сейчас практически все компании следуют этой модели, особенно промышленные и логистические гиганты. Для больших объемов данных облако — оптимальное решение. В целом переход к облачной модели отражает явление более широкого порядка в использовании компьютеров в мировой экономике, что, возможно, не менее значимо, чем распространение интернета.

Компания Google, которая за 20 лет, по сути, создала крупнейшую в мире компьютерную сеть с программным обеспечением, поддерживающим приложения любого типа, — казалось, должна была извлечь выгоду из облачных технологий. Будучи гигантом, построившим $75-миллиардный бизнес, Google научился монетизировать предоставление бесплатных сетей и мобильных услуг потребителям, однако он не обладал качествами, которые нужны для создания новой гигантской структуры, основанной исключительно на продаже технологий бизнесу.

И тут появилась Диана Грин. Пейдж попросил ее заняться продвижением облачных технологий. Она сначала колебалась. Однако Урс Хёльцель, один из первых инженеров Google, убедил ее взяться за эту работу, когда они вдвоем выгуливали собак в окрестностях Стэнфорда.

Была одна проблема — Грин все еще работала над новым засекреченным стартапом Bebop, который занимался разработкой облачного ПО. Google решил эту проблему покупкой Bebop за $380 млн и назначением Грин главой подразделения, занимающегося облачными технологиями. Так у Грин оказались полномочия для создания торгового аппарата компании и модернизации подразделения, на развитие которого в 2015 году потратили $10 млрд. У нее необычный статус: как член совета директоров Alphabet она в некотором смысле является боссом Пейджа, а как глава подразделения она подчиняется гендиректору Google Сундару Пичаи, который, в свою очередь, подчинен Пейджу. Перед Грин стоит амбициозная задача. Пока Google раскачивался, Джефф Безос успел подмять индустрию под себя. Запуск в 2006 году облачной инфраструктуры Amazon Web Services (AWS) обернулся ошеломляющим успехом. В этом году при пользовательской базе свыше миллиона человек AWS близок к показателю годового дохода $10 млрд, а его прибыль ($600 млн только в I квартале) обеспечивает прибыльность всего бизнеса Amazon.

То, что начиналось с пакета из трех сервисов, развернулось в сеть из 70 различных функций, и сейчас уже некоторые компании полностью работают на базе AWS. В воскресенье вечером, когда подписчики Netflix усаживаются смотреть сериалы, они делают это с помощью AWS — примерно 30% частот этой сети в США работает через AWS. Amazon любит говорить, что благодаря AWS создать технологический бизнес теперь так же просто, как построить конструкцию из кубиков Lego. «Любой человек теперь может управлять международным бизнесом с помощью технологий», — говорит технический директор Amazon Вернер Фогельс, недавно представивший в Лас-Вегасе новые функции AWS, некоторые из которых разработаны для «интернета вещей».

Несмотря на доминирование Amazon, облачные войны только начинаются. Этот рынок приближается к расширению до $370 млрд (в десять раз больше, чем сейчас), а возможно, даже до триллиона — такой объем сопоставим по масштабу, например, с глобальным рынком смартфонов. И крупнейшие технологические гиганты ведут войну за клиентов. Microsoft под руководством Сатьи Наделлы агрессивно завоевывает свою долю рынка с помощью сервиса Azure и уже прочно занял второе место после Amazon. IBM, все еще опережающий Google по доле рынка, и другие компании тоже пытаются отхватить свою долю пирога, так что предстоит многолетняя изнурительная война. Грин понимает, что она аутсайдер в этой гонке, но у Google есть все, что нужно для успеха: охват, деньги и огромные технологические преимущества. «Я всегда любила трудные задачи», — говорит она.

Планы Безоса просты и ошеломляющи: сделать AWS крупнее основного бизнеса компании, который в первом квартале этого года заработал на продажах почти $27 млрд. Однако никто, включая самого Безоса, не мог даже предположить, что это станет возможным, когда он вместе с другими руководителями Amazon более 10 лет назад задумывал проект AWS. Время для запуска AWS было выбрано идеально: как раз в момент очередного бума в социальных сетях и мобильных стартапах. Бережливые предприниматели, хлынувшие на рынок приложений, были в восторге от возможности переложить на кого-нибудь бремя управления серверами и хранения данных, и AWS быстро стал №1 и остается им до сих пор.

Безос и его команда ищут сбалансированное решение: выйти на крупный корпоративный рынок, не потеряв доверия стартапов. В октябре в Лас-Вегасе компания представила новую платформу «интернета вещей» для отслеживания и хранения данных с помощью потоковой передачи данных — когда каждая зубная щетка, каждый мусорный контейнер, каждый автобус и нефтяной бур становятся датчиками в инфраструктуре. Особенность решения Amazon в том, что на их облаке хранится «отражение» девайса, с которым пользователи могут взаимодействовать, когда девайс в офлайне. Сегодня среди клиентов AWS — штат Вашингтон и Центральное разведывательное управление, подписавшее многолетний контракт на $600 млн по переносу ряда операций на облачный сервер.

Однако Amazon уже начинает сталкиваться с отрицательными последствиями столь громкого успеха. Некоторые компании боятся использовать слишком много продуктов из линейки AWS, опасаясь, что окажутся в ловушке — полагаясь полностью на сервисы от Amazon, в какой-то момент они уже не смогут от них отказаться, даже если счета начнут расти. Поводов для беспокойства прибавилось, когда Amazon, который за последние 10 лет 51 раз снижал цены, внезапно начал возвращать их на старый уровень. Гендиректор AWS Энди Джэсси говорит, что понимает обеспокоенность клиентов: «Нас часто спрашивают, нет ли угрозы попасть в зависимость от нас с невозможностью сменить поставщика услуг. Мы осознаем, что нам надо завоевывать ваше доверие каждый час, каждый месяц, каждый год».

На отраслевой конференции Microsoft в Сан-Франциско Скотт Гатри, вице-президент компании по разработке, пригласил на сцену представителя BMW, который продемонстрировал новое облачное приложение BMW Connected: оно может сообщить, куда направляется автомобиль, отправить сообщение друзьям водителя и даже найти свободное место для парковки. Гатри сейчас, наверное, самый важный человек в Microsoft после Наделлы. «Многие клиенты перешли к нам из Amazon, — говорит Гатри, имея в виду BMW. — Если смотреть на соотношение выигрышей и потерь, мы в плюсе».

На данном этапе «гонки за облаками» Microsoft на втором месте после Amazon. Но это почетное второе место. Маркетинговый посыл, которым Microsoft пытается привлечь большой бизнес, прямолинеен: у нас больше опыта работы с крупными клиентами. Для многих 30-летний опыт Microsoft в продажах и наличие в активе таких массовых продуктов, как Office 365, куда можно встроить Azure, имеет значение. Гатри отмечает, что у Microsoft больше дата-центров и выше уровень безопасности. Кроме того, Microsoft опережает Amazon в некоторых функциях в сфере «интернета вещей». По словам Гатри, именно это позволило переманить BMW. Несколько лет Azure плелся в хвосте, но теперь у него появился шанс обойти соперника с новыми продуктами, предлагающими свои технологии машинного обучения и возможности искусственного интеллекта.

Microsoft пока есть к чему стремиться. Компания не публикует отчетов по выручке за облачные услуги, но, по оценке аналитиков, это порядка 9% от общей выручки подразделения Intelligent Cloud, составляющей $6,1 млрд. Это меньше трети того, что получает Amazon. Гатри утверждает, что ежегодный рост Azure составляет 100% и ежемесячно у сервиса появляется 120 000 новых подписчиков. «Мы сейчас находимся на этапе такого интенсивного роста рынка, что это не игра с нулевой суммой, — говорит он. — Если мы приложим усилия, мы выиграем».

Недавно Azure получил несколько крупных клиентов, таких как NBC Sports, который планирует транслировать с помощью их облака более 2000 спортивных событий во время летних Олимпийских игр. Но чтобы сравняться с Amazon, Microsoft нужно, чтобы их нынешние клиенты — примерно 85% крупнейших компаний страны — начали тратить на Azure больше, чем сейчас.

Подход Наделлы к привлечению новых клиентов требовал кардинальных перемен от Microsoft. Компания, известная тем, что десятилетиями навязывала потребителям безальтернативный Windows, внезапно начала гораздо либеральнее относиться к сосуществованию с другими. Если клиенты хотят использовать их продукты на своих серверах, пользуясь одновременно AWS и Azure, ничего страшного. Однако многие помнят недавнее агрессивное навязывание продуктов Microsoft и настороженно относятся к новым продуктам…

Грин предстоит пройти большой путь, прежде чем Google сможет встать вровень с Amazon и Microsoft. До недавнего времени Google мало что сделал, чтобы продемонстрировать, что умеет работать с крупными клиентами. Единственный пример — хостинг популярной социальной платформы Snapchat. Грин работает, чтобы изменить ситуацию. Так же, как Гатри в Microsoft, она привлекает клиентов, предлагая им доступ к передовым технологиям Google — аналитике, машинному переводу, распознаванию речи, картам и т. д. «Мы планируем выпустить на рынок многое другое, что позволит людям с помощью своих данных выстраивать модели на основе нашего ПО», — говорит Грин. Этот ход помог привлечь несколько технологических компаний с большим количеством данных, например Spotify, клиент AWS, с этого года начал использовать некоторые возможности платформы Google. Кроме того, Google привлек такие крупные корпорации, как Coca-Cola и Disney.

Многие клиенты используют Google как сервис для данных, а критические приложения размещают на платформах Amazon и Microsoft. «Гибкость является преимуществом, — говорит технический директор Coca-Cola Алан Боэм, который задействовал для облачных приложений всех трех конкурентов. Хотя все три компании предлагают крупным клиентам скидки, бесплатно предоставляют новые продукты на пробный период и обеспечивают техническую поддержку, про Google говорят, что он покупает себе долю на рынке. Компания пытается переманить клиентов Amazon, предлагая год бесплатных услуг по обработке данных, говорят источники в индустрии. «Google пытается затыкать дыры, забрасывая людей бесплатными услугами», — говорит Гатри. Грин невозмутима: «Мы сейчас ведем переговоры практически со всеми компаниями из первой тысячи».

Нетрудно представить сценарий, в котором компании будут предоставлять большую часть своих облачных технологий, кроме самых сложных, просто чтобы застолбить место. В этом случае Google мог бы выиграть несколько лет благодаря своим сильным позициям. Но остается вопрос о доверии. Хотя Грин получила от компании полный карт-бланш и хороший бюджет, потребуется невероятное терпение и много времени, чтобы команда добилась создания надежного имиджа.
Более вероятно, что главным конкурентом Amazon на рынке облачных технологий станет Microsoft. Интерес к Azure сейчас на пике, и руководство компании понимает стратегическую значимость облачных технологий для бизнеса в целом.

Но играть против Безоса и его команды опасно. Если Amazon увидит угрозу от Microsoft в ближайшие месяцы, AWS может резко снизить цены, притом что качество услуг будет расти. «Люди недооценивают инновационные возможности Amazon», — говорит венчурный капиталист Макс Гейзор, занимающийся инвестициями в облачные компании. Инженеры AWS работали все выходные в День благодарения, чтобы сайт по продаже новой косметической линейки Кайли Дженнер запустился к «Киберпонедельнику». «Работаем ли мы на пределе? — спрашивает Фогельс. — Да!» Все, кому приходилось состязаться с Безосом & Co. в ритейле, не сомневаются в этом.

Если только Amazon не наделает ошибок, вряд ли другая компания первой достигнет показателя $100 млрд. Но если Google добьется серьезного успеха, а Microsoft сократит разрыв, клиенты только выиграют.

Источник Forbes
Автор: Алекс Конрад
Дата публикации: 12.09.2016 08:00