Всё на свете — сказка. И ты, и я. Фрэнсис Бёрнетт

Фрэнсис Бёрнетт "Маленькая принцесса"

Фрэнсис Бёрнетт «Маленькая принцесса»

— Неизвестно, как животные понимают людей, только они их, вне всякого сомнения, понимают. Возможно, существует какой-то язык, который не зависит от слов, и его понимают все на свете. Возможно, в каждом существе скрыта душа, и она может без слов общаться с другими душами.

— Как тяжело быть крысой! — подумала Сара. — Никто не любит их. Все вскакивают, когда увидят крысу, и кричат: «Ах, отвратительная крыса!» Мне было бы очень неприятно, если бы люди вскакивали, увидав меня, и кричали: «Ах, отвратительная Сара!» — и ставили для меня ловушки, прикидываясь, как будто хотят угостить меня обедом. Быть воробьем несравненно лучше. Но ведь никто не спрашивал крысу, кем она хочет быть — крысой или воробьем.

— Если бы мы побольше практиковались, у нас бы всегда получалось.

— Когда доходишь до самого края, тебя всегда что-то спасает в последнюю минуту. Словно какое-то волшебство.

— Когда все плохо… очень плохо… я изо всех сил вспоминаю, что я принцесса. Я себе говорю: «Я принцесса, я сказочная принцесса, и потому никто меня не может обидеть и ничто – огорчить». Ты даже не знаешь, как это помогает отвлечься…

— Если Природа сделала тебя дающей, руки твои и сердце всегда раскрыты. Конечно, может случиться, что руки у тебя иногда бывают пусты, но сердце твое всегда полно; это от сердечной полноты ты даришь людям и тепло, и ласку, и помощь, и участие, и смех. Доброта и веселый смех порой помогают лучше всего!

— Помни, ты можешь быть кем хочешь, пока веришь в это.

— Ничего нет приятнее, чем что-нибудь вообразить. Это почти то же самое, что быть волшебницей.

— Я всегда стараюсь промолчать. Когда тебя оскорбляют, лучше всего не отвечать ни слова, а только смотреть и думать.

— Всё на свете — сказка. И ты, и я.

— Ей всегда стоило немалого труда сдержаться, если ее вдруг отрывали от чтения. Тем, кто любит читать, знакомо это чувство раздражения. В такие минуты трудно бывает сдержаться и не наговорить резкостей.

— Это правда. Я действительно иногда представляю себе, как будто я принцесса. А потому я и стараюсь избегать выходок, не подходящих для принцессы.

— Если я — принцесса, то неважно, во что я одета: в тряпье или в шелка. Легко быть принцессой, если твоя одежда из золота. Попробуй остаться ею в нищете и в горестях. Мария-Антуанетта сохранила королевское достоинство и тогда, когда у неё отняли трон и заключили в тюрьму, оскорбляли и называли вдовой Капет. У неё было единственное черное платье, а волосы поседели, но она оставалась королевой в большей степени, чем когда вела беспутную жизнь, носила яркие, блестящие наряды и жила в роскоши и великолепии. Толпы орущей черни не испугали её. Она была сильнее их, даже когда поднималась на эшафот. Когда Саре было особенно грустно и одиноко, она часто обращалась к этой мысли. Она помогала ей принимать все тяготы судьбы, не впадая в отчаяние, с душевной стойкостью.

— Если не терять самообладания, люди понимают, что ты их сильнее: у тебя хватает силы сдержать свой гнев, а они не могут и говорят всякие глупости, о которых потом жалеют. С гневом ничто не сравнится по силе — кроме самообладания, ведь оно может обуздать гнев.

— … неважно, красивая ты или нет, богатая или бедная. Главное — что ты думаешь и как поступаешь!

Фрэнсис Бёрнетт «Маленькая принцесса»