7 венчурных проектов российских миллиардеров

Несмотря на все, что происходит в экономике, российские бизнесмены продолжают инвестировать в венчурные проекты. Роман Абрамович, например, именно в 2014–2015 годах вложился в два десятка стартапов. В этом году мы рассматривали проекты только тех участников списка Forbes, для которых венчурные инвестиции не основной бизнес. Поэтому, например, вы не найдете здесь имен Юрия Мильнера и Леонида Богуславского. Семь самых интересных и свежих проектов, возможно, станут ориентирами для других инвесторов.

7 венчурных проектов российских миллиардеровАлишер Усманов

Состояние: $14,4 млрд
Место в списке Forbes: №3
Проект: Didi Kuaidi
Фонд: н/д
Управляющий: н/д
В октябре 2015 года Алишер Усманов совершил одну из крупнейших инвестиций в спорт, решив поддержать не реальный, а виртуальный спорт. Принадлежащий ему USM Holdings сообщил, что вложит более $100 млн в Virtus.pro — крупнейшее российское сообщество в сфере киберспорта.
В последнее время Усманов предпочитает проекты в Азии. Через DST Global, управляемый Юрием Мильнером, он инвестировал в китайские компании Didi, Kuaidi и индийскую Ola Cabs. Сервисы объединяет не только регион, но и тематика: мобильные приложения по вызову такси.
Сервисы Didi и Kuaidi появились в Китае в 2012 году. Среди инвесторов — телекоммуникационная компания Tencent и интернет-ритейлер Alibaba. В феврале 2015 года сервисы объединились в компанию Didi Kuaidi, водители которой ежедневно обслуживают более 6 млн заказов более чем в 360 городах Китая. По словам представителей Усманова, он инвестировал в Didi и Kuaidi как до, так и после их слияния. Сразу после объединения сервис привлек $600 млн и был оценен в $8,75 млрд, а летом привлек еще $3 млрд. Одновременно $1,2 млрд для развития на китайском рынке привлек Uber, лидером раунда выступил поисковик Baidu. Деньги потратят на запуск приложения в 100 городах Китая (пока Uber присутствует в 20 городах).


Didi Kuaidi соперничает с Uber и поддерживает его конкурентов: в мае вместе с Alibaba и Tenсent профинансировал американский Lyft, а в августе присоединился к раунду инвестиций на $350 млн в сервис GrabTaxi, оперирующий в Юго-Восточной Азии.
«Рынок вызова такси с помощью мобильных приложений в Китае стремительно развивается — этому способствуют как рост проникновения смартфонов, так и низкий уровень владения личными автомобилями. Мы оцениваем потенциальный оборот рынка онлайн-такси в Китае в десятки миллиардов долларов. Didi Kuaidi — безусловный лидер», — объясняют интерес к сервису в пресс-службе USM Holdings.

7 венчурных проектов российских миллиардеровРоман Абрамович

Состояние: $9,1  млрд
Место в списке Forbes: №12
Проект: Medviser
Фонд: Millhouse
Управляющий: Давид Давидович
За последние два года миллиардер вложился в несколько десятков проектов. И останавливаться не намерен — в октябре 2015 года Millhouse инвестировал в венчурный фонд Altair Capital Игоря Рябенького. Абрамович вкладывается в стартапы и через фонды Ervington Investments, Impulse VC.
И хотя Millhouse управляет всеми инвестициями Абрамовича, в том числе в металлургию и фармацевтику, руководство занимается проектами на ранней стадии. В мае 2015 года, например, фонд вложил $0,5 млн в российско-израильский телемедицинский сервис Medviser. Переговоры начались, когда стартап только протестировал идею, его штат ограничивался тремя партнерами.
Medviser предоставляет российским пользователям видеоконсультации врачей зарубежных клиник. «Мы позиционируем себя как Uber на медицинском рынке: площадка, на которой пациент получает прямой доступ к врачу без посредников», — объясняет гендиректор и основатель проекта Лев Орловский, выходец из России. Консультация стоит $250–500, примерно в два раза дешевле очного визита к тому же специалисту. Основные направления — онкология, кардиология, гепатология.
Перспективы телемедицины Орловский оценил, работая в консалтинговой Booz & Company, сам он из семьи врачей, техническая часть тоже была понятна — он изучал компьютерные науки и работал в IBM.
«Наша цель — создать площадку, которая будет глобальной», — говорит Орловский. Первые шаги уже сделаны — началось сотрудничество с врачами из Индии, Испании, Германии. А вот пожелание инвестора по работе с российскими светилами пока сложно выполнить — статус телемедицины в России не определен законодательно.

7 венчурных проектов российских миллиардеровИскандер Махмудов

Состояние: $3,5  млрд
Место в списке Forbes: №29
Проект: Beyond Verbal
Фонд: Singulariteam, 2013
Управляющий: Кенес Ракишев, Моше Хогег
Сын основного акционера УГМК Джахангир Махмудов работает в одной из принадлежащих отцу компаний и занимается венчурными инвестициями — в 2014 году он стал партнером израильского фонда Singulariteam. В октябре того же года, выступая на пресс-конференции в Алма-Ате, один из основателей фонда Кенес Ракишев (№10 в рейтинге Forbes Казахстан, состояние $684 млн) рассказал, что Искандер Махмудов собирается инвестировать в Singulariteam $10 млн, а Джахангир представляет его в фонде и входит в совет директоров.
Второй управляющий партнер фонда — Моше Хогег, создатель приложения Mobli, позволяющего подобно Instagram делиться фото и видео. В ноябре 2013 года $60 млн в Mobli инвестировал пул инвесторов во главе с Карлосом Слимом. Приложение входит в пул проектов Singulariteam, как и другой проект Хогега мессенджер Yo, позволяющий отправить другу только это слово (за 4 дня после запуска его скачали в AppStore более 1 млн человек).
В портфеле Singulariteam стартап Store Dot (в него инвестировали и Абрамович, и Брешт), а также израильская Beyond Verbal. Последняя компания была основана в 2012 году, но ее создатели уже более 20 лет занимаются разработкой технологии, способной распознавать эмоции в голосе. Команда физиков и нейропсихологов проанализировала речь более 1 млн человек, говоривших более чем на 40 языках. Результатом стал сервис, способный распознать порядка 400 эмоций по голосу. В 2014 году Beyond Verbal выпустила мобильную версию — приложение Moodies Emotions Analytics. Moodies изучает интонации, громкость, тембр и паузы между словами, чтобы определить настроение пользователя. При этом язык для анализа не важен. Singulariteam дважды возглавлял консорциум инвесторов, в общей сложности вложивших в Beyond Verbal $6,1 млн.

7 венчурных проектов российских миллиардеровВладимир Евтушенков

Состояние: $2,8 млрд
Место в списке Forbes: №35
Проект: Si-Bone
Фонд: Redline Capital Management, 2011
Управляющий: Алексей Буянов
Si-Bone основан в американском городе Сан-Хосе хирургом-ортопедом Марком Рейли, за плечами которого 20 лет создания устройств, использующихся в ортопедической хирургии. Его методика Kyphon совершила революцию в лечении компрессионных переломов позвоночника, ее применяют в 43 странах.
В 2008 году он разработал Si-Bone — систему внедрения титановых имплантатов для стабилизации крестцово-подвздошных суставов, с которыми связаны 25% болей внизу спины. Имплантаты помогают справиться с болями быстрее, чем другие методы. Проведено уже более 18 000 процедур по этой системе, более тысячи хирургов прошли обучение.
В мае 2015 года Redline вложил в проект $21 млн. Всего с 2009 года Si-Bone привлек $81 млн от таких игроков, как Skyline Ventures, Montreux Equity Partners, Novo A/S. «Биотехнологии — очень сложная индустрия, но если угадать с инвестицией, то возврат значителен, — рассказывал в интервью Forbes управляющий фонда Алексей Буянов. — Недостаток своей экспертизы мы компенсируем тем, что инвестируем вместе с более искушенными игроками».

7 венчурных проектов российских миллиардеровБорис Минц

Состояние: $1,6 млрд
Место в списке Forbes: №53
Проект: Shazam
Фонд: Buran Venture Capital, 2010
Управляющий: Александр Коноплястый, Михаил Салонтаи
Каждую секунду пользователи Shazam по всему миру более 230 раз нажимают кнопку внутри приложения, позволяющую определить, какая мелодия звучит вокруг. Увидев название и исполнителя, можно сразу купить трек в iTunes или прослушать на стриминговых сервисах Spotify и Apple Music. Комиссионные от продажи контента на сторонних сервисах — основа выручки приложения.
Shazam пока не приносит прибыли, но в ходе очередного раунда в январе 2015 года она была оценена в $1 млрд. Среди инвесторов оказался фонд Buran Venture Capital, несколько миллионов долларов в который вложила O1 Group Бориса Минца. Старший сын миллиардера Дмитрий Минц входит в наблюдательный совет фонда. Туда входят также бывшие совладельцы Mail.ru Group Григорий Фингер и Михаил Винчель. Сумма инвестиций Buran VC в Shazam — $8,5 млн.
Сервис создан в 1999 году в Великобритании. Тогда, чтобы распознать мелодию, нужно было набрать короткий номер, повернуть телефон к источнику музыки, после чего дождаться sms с названием песни. За 16 лет компания привлекла $130 млн инвестиций, в том числе $40 млн от одного из богатейших людей планеты Карлоса Слима, владельца телекоммуникационной компании America Movil.
Помимо музыки, Shazam научился распознавать аудиоконтент телепрограмм и рекламы и теперь намерен зарабатывать еще и на рекламодателях. Например, российская Gazprom Media Digital летом 2015 года запустила кампанию для ужастика «Астрал 3»: с помощью Shazam зрители могли распознать идущий в телеэфире или интернете рекламный ролик фильма, а потом поучаствовать в розыгрыше призов на промосайте.
Для Buran VC Shazam — первый иностранный проект. В портфеле фонда — онлайн-кинотеатр Ivi, сервис «СравниКупи» и центр онлайн-образования «Нетология групп».

7 венчурных проектов российских миллиардеровВячеслав Брешт

Состояние: $0,95 млрд
Место в списке Forbes: №90
Проект: Noveto Systems
Фонд: н/д
Управляющий: н/д
Основатели израильского стартапа Noveto хотят совершить революцию на рынке электроники и в автомобилестроении. Они разрабатывают технологию направленного звука: система будет отслеживать положение человека и направлять звук точно в уши. Можно будет отказаться от наушников и Bluetooth-гарнитур и, не мешая друг другу, одновременно в одной комнате смотреть телевизор и слушать музыку.
Компания основана в 2011 году израильтянами Ноамом Бабайофом и Томером Шани. Оба имеют опыт в сфере электроники — например, участвовали в разработке беспроводных зарядок для батарей, систем ночного видения, сверхбыстрых оптических сканеров для полости рта. Прототип системы Noveto, правда, показать обещают лишь в 2016 году. Потенциально разработка может быть интересна всем производителям электроники и автомобилей.
По словам Брешта, он вместе с зятем, миллионером Даниэлем Яммером и дочерью Елизаветой — единственные инвесторы проекта. Как рассказывал бизнесмен в интервью Forbes, поиском стартапов занимаются его зять и дочь, а он вкладывается в те, которые понравятся. Обычно он инвестирует $2–3 млн. Удачный опыт инвестиций у семьи уже есть: они вложились на ранней стадии в разработчика аккумуляторов StoreDot, его оценка с тех пор выросла в десятки раз.

7 венчурных проектов российских миллиардеровГригорий Березкин

Состояние: $0,6 млрд
Место в списке Forbes: №140
Проект: 2Can
Фонд: группа компаний ЕСН
Управляющий: н/д
Весной 2014 года сервис мобильного эквайринга «Смартфин» (бренд 2Can) объявил о закрытии инвестраунда на $5 млн. Среди инвесторов помимо профильных Inventure Partners и Almaz Capital Partners неожиданно оказалась группа ЕСН Григория Березкина, основа состояния которого — энергетические активы. «В ЕСН есть аналитическая группа из нескольких человек, которая анализирует стартапы. Я и сам этим занимаюсь», — рассказывает предприниматель. По словам Березкина, группа интересуется IT-технологиями, как российскими, так и иностранными. Но у стартапа обязательно должна быть связь с российским рынком.
2Can — российский сервис, позволяющий принимать оплату товаров и услуг банковской картой через мобильные кардридеры. Клиенты компании — интернет-магазины, курьерские службы, уличные кафе и другие малые и средние предприятия. 2Can зарабатывает на комиссии (2,75%) с каждой транзакции. В 2014 году эквайринговый оборот 2Can вырос в 8,5 раза и достиг 1,07 млрд рублей.
После успеха эквайрингового сервиса Square, созданного в 2009 году сооснователем Twitter Джеком Дорси, в России появилось сразу несколько аналогичных проектов: 2Can, LifePay, PayMe. Летом 2015 года 2Can объединился со своим конкурентом iBox и привлек $1,3 млн на развитие.
ЕСН вложилась и в Jolla, финского разработчика смартфонов и операционной системы Sailfish. Березкин, химик по образованию, говорит, что хотел бы инвестировать и в биотехнологии: «Я хорошо понимаю эту тему. Но пока мы не нашли проект, который казался бы нам реально привлекательным».

Источник Forbes
Авторы: Ирина Телицына, Дмитрий Филонов, Галина Зинченко, Петр Руденко
Дата публикации: 23.11.2015 13:51