Сделано в России: зачем физик-ядерщик занялась производством мебели

Тина Камчатнова, физик-ядерщик по образованию, построила мебельный бренд класса люкс, опираясь исключительно на российских производителей

Сделано в России: зачем физик-ядерщик занялась производством мебелиТина Камчатнова — дизайнер интерьеров и мебели, основательница российского бренда Liberty Design, под которым работают архитектурная мастерская, мебельная фабрика и шоу-рум. Компания занимается архитектурным проектированием и дизайном интерьеров. Авторская мебель класса люкс создается на базе московского производства небольшими сериями. Отдельное направление — производство предметов мебели на заказ.

Камчатнова работает в дизайне больше 15 лет. Удивительно, но по первому образованию она физик-­ядерщик: окончила физический факультет и аспирантуру МГУ в конце 1990-х. Для науки было не самое благоприятное время. И, свободно владея итальянским, Тина пошла работать в итальянскую дизайнерскую компанию, продававшую мебель в Москве. Постепенно, шаг за шагом двигалась к самостоятельности. Первым ее серьезным проектом стало оформление ресторана Аркадия Новикова Luce.

Бренд Liberty Design она создала позже, в 2009 году. «Я не могу сказать, что у меня были прорывы и звездные часы, — считает Тина. — Это очень долгий путь. Тяжелый, простой труд. Жуткая ответственность. Но я находилась в потоке того, что мне нравилось делать. И этот поток меня вел». Она видела, как работают итальянцы: составляют планы, намечают векторы движения бизнеса. Работают на долгосрочную перспективу и понимают: чтобы сделать следующий шаг, нужно выполнить план на год, тогда компания может пойти дальше.

Идея Тины была в том, чтобы «делать российское». Еще при оформлении ресторана возникла необходимость создания вещей по эскизам, а заказывать в Италии абсолютно все было невозможно и невыгодно. Постепенно стали появляться контакты российских мастеров.

«У нас страна невероятно талантливых людей и огромный потенциал в сфере мебели. Есть люди, которые умеют ее делать. Должна быть просто хорошая идея».

Подбором профессионалов для производства занимается руководство фабрики. Камчатнова разрабатывает идеи интерьеров, коллекции и отдельные вещи, а в процессе работы общается с мастерами.

В компании Liberty Design Тина Камчатнова — креативный директор и партнер. Она возглавляет команду архитекторов, дизайнеров, декораторов и художников. Они занимаются творческой частью, потом передают эскизы на производство. Владелец производства отвечает за персонал (это мастера и технологи), за оборудование и административные вопросы. Тина не владелица фабрики, но фабрика и архитектурное бюро работают под ее брендом Liberty Design. «Невозможно заниматься всем сразу, — объясняет она. — Администрирование в двух местах, архитектурные и дизайнерские вопросы, общение с клиентами — это для меня слишком много. Я поняла, что производство отбирает львиную долю времени, и решила, что мне проще работать по образцу западных декораторов — на роялти. Сейчас мы тестируем этот вариант». При этом две части компании работают сообща. Развитие бизнеса, утверждает Тина, они с владельцами фабрики планируют вместе.

Фабрика в Лефортове (сегодня на ней заняты 60 человек), кстати, работала еще в советское время. Но она потребовала серьезных капитало­вложений — на оборудование, кадры. Начались эксперименты не только с деревом, но и с бронзой, со стеклом. «Я не люблю 3D, эти искусственные фотографии: когда вы делаете сложный интерьер, там очень много мелочей, которые этот формат не передает», — поясняет Тина необходимость наличия штатного художника. Затем подробные эскизы передаются на производство, где технологи и другие специалисты просчитывают, сколько будет стоить вещь и требует ли она доработки, не нарушены ли пропорции, от которых, по мнению Камчатновой, зависит 70% качества дизайна. «Вещь должна быть конкурентной в своем сегменте. Если она стоит намного дороже, производить ее не имеет смысла, — поясняет Тина. — Тогда мы думаем, за счет чего снизить стоимость — за счет количества, технологий или материалов». Изделия выпускаются мини-сериями, в среднем по три штуки, хотя заготовок может быть и больше. Продукция Liberty Design дороже продукции среднего итальянского сегмента, потому что молодая российская компания не может обеспечить аналогичный объем и, следовательно, конкурировать по цене. Liberty Design чувствует себя на месте в сегменте выше среднего. «Для конкуренции в низком сегменте надо обеспечивать большие продажи, то есть заниматься маркетингом и ставить коллекции в магазины. Пока к такому шагу мы не готовы. Но, возможно, через пять-семь лет к этому придем», — говорит Камчатнова.

Зачем был открыт шоу-рум? Для каждого нового проекта Тина придумывала особую мебель и заметила, что авторские вещи нравятся людям. Кроме того, представить реальный предмет по эскизу довольно сложно — лучше показать его вживую. А заодно продемонстрировать качество: слова «российское производство» у многих вызывают скепсис.

Поэтому для начала были запущены две коллекции: одна посвящена Шанель, другую вдохновили балийские резчики по дереву.

«У нас, кстати, резчики не хуже, они делают вещи, которые несут отпечаток личности», — настаивает Тина. Такие интерьеры не повторяют другие, не составлены из узнаваемых предметов. «На протяжении последних 20–25 лет мебельный рынок в нашей стране был сформирован итальянцами. У них прекрасная школа, они тратят много денег на то, чтобы приглашать дизайнеров на производство и внедрять что-то новое. Поэтому мы не тешили себя иллюзиями, что наше производство «растолкает» на рынке итальянцев, — объясняет Тина. — Наш путь — пока работать скорее как ателье».

И все же Камчатнова считает, что у производства мебели в России хорошие перспективы: «Это не автомобили, где нужны сложные технологии, это гораздо проще. И сейчас наступает плодотворное время: надо собраться и начать что-то делать».

Источник Forbes
Автор: Оксана Бугрименко
Дата публикации: 22.04.2015 04:30